О НЕДОПУСТИМОСТИ ПИСАТЬ, ЧТО СЛЫШИТСЯ, А НЕ ТО, ЧТО ГОВОРЯТ НА САМОМ ДЕЛЕ

 

Наверное, каждому в детстве не раз приходилось играть в такую забавную игру, как «испорченный телефон». Для тех, кто по каким-либо причинам не знает, о чём идёт речь: по правилам игры, присутствующие садятся в ряд, и первый человек в цепочке говорит шёпотом, на ухо рядом сидящему какое-либо словосочетание, после чего услышавший проделывает ту же манипуляцию со следующим в цепочке, стараясь, при этом, сказать то, что услышал от предыдущего, но выразить это другими словами и т. д., до последнего человека в ряду. «На выходе» получаются замечательные результаты!


А теперь ситуация из «взрослой жизни», отнюдь не являющаяся забавной. Человек, занимающийся транслитом аудио- и видеозаписей и переводом их в текстовый формат, получил заказ на расшифровку записи, содержащей речь самого заказчика на какой-либо деловой встрече или, скажем, банкете. Одним из условий договора на исполнение данного заказа является согласование текста расшифровки записи с заказчиком (в данном случае – автором речи). Исполнитель заказа выполнил свою работу вполне качественно, уложившись в оговорённый срок. Осталось согласовать текст с автором записанной речи. Исполнитель представляет автору текст, просмотрев который, автор, непонимающе глядя на исполнителя, заявляет, что… ничего подобного он никогда не говорил! И хорошо ещё, если, после того, как документ должным образом отредактирован, стороны решают спорную ситуацию «полюбовно». Гораздо худшими последствиями может обернуться попадание такого документа в СМИ, если текст не был согласован с человеком, произнёсшим данную речь. Велика вероятность встречи исполнителя заказа и автора речи в судебных инстанциях.


Чем схожи две описанные ситуации? Своим общим принципом – конечный продукт резко отличается от исходного. В детской забаве слова искажаются сознательно, в этом, собственно, и заключается смысл данной игры. Совсем другую картину можно наблюдать во «взрослом» случае. Исполнитель заказа, каковым является расшифровщик, искренне убеждён в том, что изложил в текстовом файле именно то, что услышал в записи. Ну, разве что, лишь слегка подкорректировал, как того требовал контекст или стилистика, только и всего! Человек склонен писать (и пересказывать) не то, что услышал, а то, что он об этом думает (если, конечно, речь не идёт о школьном диктанте), невольно, таким образом, вкладывая собственные мысли в уста автора речи, который, на самом деле, говорил совсем другое. Обязанность профессионала состоит в том, чтобы забыть о чувствах и эмоциях, и излагать в текстовом файле транскрипт аудио- или видеоматериала слово в слово, именно так, как он звучит в записи.

 

 

Карта сайта    Статьи     FAQ    Контакты