Вероника Степанова. "Почему чиновники обнимаются, а курсанты танцуют в трусах"

 

 

 

Исходное видео на канале в YouTube

 

 

Расшифровка видеоурока (текстовая версия)


Я как клинический психолог хочу прокомментировать некоторое происшествие, которое сейчас произошло в России, и некоторую тенденцию, которая происходит на протяжении многих-многих лет. Возможно, вы спросите меня: «Ну Вероника, ты уже давным-давно живешь где-то за границей, то в одной стране, то в другой стране. Какое тебе дело есть до России?» На самом деле, я работаю с русскоязычными людьми, которые живут по всему миру, или которые по-прежнему живут в России – это раз. Второй момент – страну свою я люблю и, вместе с тем, патриотом не являюсь, потому что очень часто люди путают: «Как же так? Я живу в другой стране (в Швейцарии, допустим), но я патриот, я люблю свою страну!» Так вот если вы заглянете в словарь и посмотрите, что означает слово «патриот», вы поймете, что вы не патриот. Главным образом патриот – это человек, который готов поступиться своими какими-то желаниями, принести в каком-то смысле себя в жертву на благо родины, и не уезжает из своей страны, когда там идет война (кстати, я это про Украину говорю. Там очень много патриотов: «Я патриот, я украинец! Слава Украине! Люблю Украину!», но при этом я живу в другой прекрасной стране). Так вот, ты можешь просто любить свою страну, но не называй себя патриотом, потому что патриоты живут в Украине, равно как и россияне – патриоты живут в России. Т.е. любить свою страну и быть патриотом – это абсолютно разные вещи.

 

Это я про то, почему я слежу за российскими новостями и каждый раз с утра спрашиваю своего мужа: «Ну расскажи, что произошло?» Он говорит: «Вот такие интересные события. Может быть снимешь видео на эту тему?» Я говорю: «Давай сниму». А какое событие? Мальчики сейчас флешмоб запустили в военном училище. Они танцуют, одевают какие-то трусики, и попками они так вот крутят. И их собираются выгнать с военного училища, хотя у них последний курс – должны уже сдавать государственный экзамен – выпускники. И вот как назло они станцевали этот танец и всё – в шею их собрались выгнать. И тут начался поголовный флешмоб – все студенты, различные организации стали поддерживать изо всех сил этих военных и стали сами танцевать с такими же попками в трусиках (по-моему, они не показывают лицо). Вот этот первый момент я хочу озвучить.

 

Второй момент, который я хочу озвучить – почему вышестоящее руководство, депутаты различные, чиновники и т.д. очень странно, близко, тактильно и телесно обнимаются, со всей такой прямо таки страстью. Мы посмотрим с вами, с чем связаны эти две интересные тенденции.

 

Первый вариант я хочу озвучить так: эти мальчики, которые так танцевали, это или геи, или как минимум бисексуалы, которые вынуждены скрывать свою ориентацию, и вместе с тем устали (на самом деле, геи в России очень устали от какой-то бесконечной угнетенности, особенно в последнее время), и вот этот внутренний бунт запускается в них уже несмотря ни на что. Они как-то бессознательно пытаются продемонстрировать свою потребность в том, чтобы вообще о себе заявить.

 

Почему очень часто в военных училищах учатся геи? Объясню – это дети военных, а у военных очень часто отцы бывают очень жесткими и очень властными. Т.е. такой доминирующий, жёсткий, жестокий отец растит очень слабого ребенка. Он не хочет «видеть в нем бабу», как он выражается, и изо всех сил стремится его отправить по своим стопам. И очень часто гей – это или мамочкин сынок, который отождествился с женщиной, или очень властный папа, который «к ногтю» его… сделал из него слабого. Так вот, они не могут признаться в том, что они геи, и происходят всякого рода подобные вспышки. Геи в России по сей день не признают, что они или ярко выраженные бисексуалы, или они геи. Но чистой воды гетеросексуальный мальчик не будет танцевать в таком контексте провокационном, демонстрируя ягодицы, анус, пенис и т.д. Это в принципе довольно гейские танцы.

 

Но откуда, на самом деле, идет весь этот конфликт? Поскольку очень сильно сейчас подавляют ЛГБТ сообщества, поскольку им не дают вообще никак выражать себя, и что самое парадоксальное во всей этой истории – идет очень сильное лицемерие, «двойные стандарты». Все вроде как бы знают, что артисты, театральная среда, музыкальная среда – там большой процент геев, но все как бы это не замечают, как бы это очень-очень плохо. Но раз это очень-очень плохо, какая необходимость приглашать геев в Кремль выступать? А мы как бы не знаем. Ну и что, что у него красивые глаза, у нашего любимого певца, ну и что, что он не живет ни с какой женщиной? – мы не хотим знать, кто он. Геев мы не любим, но его мы любим. Т.е. получается так, что мы их вроде как любим как певцов, но запрещаем им жить полноценной жизнью – демонстрировать своего партнера, выходить замуж за кого-то, усыновлять детей мы им запрещаем, т.е. ту совершенно полноценную жизнь, которой должен жить в цивилизованном мире гей.

 

Откуда идет эта тенденция? Понятное дело, что Россия – очень женская страна. И так мужчин очень мало, и поэтому мы очень злимся, что «еще и геи! Ну вообще уже мужиков не осталось», и т.д. и т.п. Вот такая интересная тенденция. Сейчас в Америке тоже их стали как-то зажимать, геев, не дают особенно о себе заявлять, и они тоже начали от этого сильно страдать. Мои наблюдения показывают, что хороша золотая середина, потому что когда начинают процветать либералы, т.е. если будут одни сплошные либералы и будет абсолютная свобода, то у нас расцветут буйным цветом венерические заболевания и т.д. – в этом тоже ничего хорошего нет. Бомжи будут повсюду спать. Тотальная свобода. За что я чуть-чуть недолюбливаю Калифорнию? В ней передоз может быть такой: бомжей много, все такие либеральные, все такие там радостные. Т.е. все это может превратиться, если утрировать, в некий Содом и Гоморру, в какой-то бардак абсолютный. И обратная сторона, где все такие консерваторы, очень пуританские, жёсткие, где уничтожают геев, чёрных и т.д. Если мы дадим процветать обратной полярности, то мы придем к фашизму и будем всех подчищать. Настанут времена Гитлера. Поэтому когда идет такая золотая середина, на мой взгляд, это самый идеальный вариант.

 

То есть вы уже поняли, что двигало этими мальчиками в военных училищах, попками потрясти? Человек устает прятаться и быть в тени, устает лгать своим родителям, что «я люблю девочек, я гетеросексуал. Мама, не переживай», он очень устает от этого и на самом деле готов уже идти на любые риски, чтобы заявить всем своим телом, грубо говоря, само тело пытается заявить о своей гомосексуальности.

 

Почему геев немножечко недолюбливают? Потому что большой процент геев противные и они противны сами себе. Особенно я говорю про женоподобных геев. Почему они противны сами себе? Потому что они обладают женской энергетикой, женскими личностными качествами, они очень чувствительны и восприимчивы, и дабы защититься, они выходят на очень поверхностный уровень общения. И вот в этом поверхностном уровне общения они выглядят такими фантиками, фейковыми, пустыми и будто бы бездушными. На самом деле это очень сильная защитная форма, и людям это не нравится. «Фу, ну что же это такое? Что это за такое формальное общение, жеманство, беспорядочные половые связи? Где глубина? Где близость? Где настоящая интимность? Почему этот постоянно какой-то бесконечный театр?» А театр для того, чтобы не углубляться, не заходить в глубину, в сферу абсолютной близости. Они себя берегут. И от этого им самим с собой бывает очень часто противно. Но есть мальчики не противные. Есть мои геи, которых я люблю, среди моих пациентов есть такие – они хорошие, глубокие, они как правило и страдают от этой гей-тусовки, которая заставляет их быть будто бы такими метросексуалами, без конца вышколенными, запускает эту волну дисморфофобии, т.е. заставляют делать бесконечную пластику носа, ушей, зубы вставлять в себя, потому что этот мир геев его не принимает – он очень требователен к внешним параметрам. Поэтому геи без конца пытаются себя тюнинговать.

 

Поняли, почему эти мальчики пляшут? Теперь расскажу, почему другие люди присоединились к этому. К ним присоединились такие же геи-бунтари, которые почувствовали смелость. Это как некая революция. И присоединились люди, которые в принципе очень хотели о себе заявить, но очень боялись это сделать. Т.е. они боялись демонстрировать свое собственное «я», а к «мы», т.е. к некоей волне, к революции, приблизиться гораздо проще, чем прийти и заявить о себе. Причем в этом танце они как-то скрывают лицо, но при этом есть дикая потребность сказать «я есть». Собственно, то же самое происходило, когда подростки выходили на революцию. Это не было идеей того, что они хотели свергнуть правительство, что им так плохо живется и так далее. Главным образом есть потребность в самовыражении. Чтобы что-то происходило, такой всеобщий кипиш, где мы объединимся как будто в такую семью, и она наша такая общая одержимая идея, что для нас будет интересна – мы вместе, мы на войнушку на какую-то. Это что касается танцев и данного флешмоба. Я как клинический психолог-сексолог прокомментировала вам данное действие.

 

Теперь давайте посмотрим, что происходит у нас с вышестоящим руководством (депутаты, чиновники) – откуда такие страстные объятия? Причем, обратите внимание, ведь когда-то Иван Иванович не знал Петра Сидоровича, правда? Они просто знакомились за руку. Они же не сразу стали лобзаться. Потом, на каком-то этапе, мы видим, что объятия стали очень жаркими, причем они обнимаются всеми частями тела – и животом, и пенисом, и грудью – возможно очень глубоко целуют друг друга. Что между ними произошло, что случилось, какое такое событие? А событие называется «баня, постель и близость». Я сейчас не говорю, что между ними была половая близость именно в форме гомосексуальности, хотя возможно и так (почему бы нет? Почему бы им не быть братьями, так сказать, молочными, или по анусу сблизиться?), но вместе с тем там была телесная близость, их объединяла: общие какие-то проститутки – один, например, пристраивался к анусу, а второй пристраивался в рот, и т.д. То есть они делили близость, они делили телесность, они делили сферу самого такого – интима и постели. И зачем они это сделали? Зачем они решили разделить эту телесность? Может быть, ни тот и ни другой особо не хотели этого, и нет у них никакой гомосексуальности, но они были вынуждены сделать это, дабы обезопасить друг друга. «Ну Иваныч!, – а Иваныч судья, допустим. – Меня ты не посадишь, мы же теперь с тобой братья по анусу, братья по сперме, одну бабу на двоих отымели. Мы сблизились с тобой, Иваныч, правильно?»

 

И если вы понаблюдаете за странами, вы увидите, что в странах, в которых процветает коррупция, там везде идут очень жаркие объятия – восток, вся Южная Америка (латино), они безумно любят обниматься. В России Кавказ особенно – там сват, брат и т.д. Эта телесная, тактильная близость – это как бы способ себя обезопастить, что «мы друг друга не сдадим. Всё. Не сдадим. Ясно?». Вот таким образом.

 

Карта сайта    Статьи     FAQ    Контакты